Слишком много мамы — слишком много на маме?

СЛИШКОМ МНОГО МАМЫ — СЛИШКОМ МНОГО НА МАМЕ?

В ответ на мой пост Восемь абсолютно неоспоримых преимуществ семейного обучения red_tim задал очень интересный вопрос:

Не кажется ли Вам что при таком подходе мамы будет слишком много в жизни дочери? все-таки уроки — изучение предметов не всегда проходит на «ура» (или у вас по другому?). Мои (дочь 2 класс и жена) иногда устраивают «разборки в маленьком Токио» — у жены не хватает терпения — у Катьки включаются защитные механизмы. И приходится их как боксеров разводить по углам….На маму дополнительно взваливается ответственность за обучение…. не многовато ли?

Прежде всего, спасибо за вопрос, я такие вопросы очень люблю, как говорится, не в бровь, а в глаз! Если у кого-то еще появятся — задавайте, не стесняйтесь.

Короткий ответ: Нет. На мой взгляд много не будет.
Длинный ответ: Ох, с чего бы начать.

Во-первых, когда ребенок не ходит в школу динамика отношений в семье меняется. Раньше в Марусины каникулы в доме творился форменный дурдом: детей было только двое, Виталик появился позже, но и вдвоем они постоянно ссорились, дрались, конкурировали за мое внимание, чуть не разрывая на части. Ругались и вопили из-за игрушек, из-за компьютера, из-за всего буквально, как мне казалось. Поэтому я, конечно, забирая Мари из школы, несколько опасалась, что вся наша жизнь превратится в эту бесконечную войнушку! Так что первым для меня приятным сюрпризом семейного обучения было то, что этого не произошло. Оказавшись дома вдвоем с перспективой длительного пребывания вместе и с мамой в качестве рефери, дети медленно начали учиться друг с другом уживаться и играть без драк и воплей. Примерно то же происходит в школе, когда случайный набор детей может сплотиться в устойчивый, а иногда и дружный коллектив. Процесс этот шел не без трудностей (впрочем, как и в любом коллективе), мы даже в отдельный блокнот записывали пути решения возникающих проблем. «Он ОПЯТЬ выпил все мое молоко!!! Чем мне теперь заливать мюсли?! Я опять останусь без завтрака! Ы!» Но постепенно отношения устаканились.

Аналогичным образом и мои отношения с дочерью изменились. Я надеялась, конечно, что на мое «ну что, пора за уроки» она будет реагировать спокойно «ну ладно, пора так пора», а вместо этого я получила (и до сих пор получаю) вагоны негатива, копившегося со времен обучения в школе. «Как меня все достало! Ненавижу школу! Опять эти уроки! Почему я?! Ну почемууууу!» Это был неприятный сюрприз семейного обучения, которого я не ждала =) Я до сих пор учусь не воспринимать этот негатив на свой счет — это не просто, но возможно. Да, я иногда ощущаю себя палачом, который заставляет ребенка заниматься ненавистным делом, и с удовольствием свалил бы эту «почетную обязанность» на учителей в школе. Пусть они будут злобными Карабасами, а я буду лучшая на свете мама. Но я и так этим занималась, когда Мари была в школе: в меньшей степени, но все это я уже слышала раньше, когда у нее не получалось что-то из домашнего задания. Тогда у меня было два варианта: настаивать на выполнении домашки (плюс душ из негатива на мою голову), или сказать «да забей, ну, получишь два, потом закроешь пятеркой» (плюс душ из позитива мамочка-я-тебя-обожаю). Нельзя было всегда выбирать второй вариант, чревато. Сейчас мамочка-я-тебя-обожаю случается только после удачно сданного экзамена. Реже, чем раньше, но эту неприятность я как-то переживу, потому что у меня слишком много других причин, чтобы продолжать семейное обучение, я не готова от всего отказаться ради таких поверхностных эмоций.

Во-вторых, изучение предметов не всегда проходит на «ура», это так. Как и у всех детей у Мари есть любимые предметы, не любимые, те, что даются легко и те, что трудно. В отличие от расхожего мнения я не заменяю ей учителя, я не выполняю работу учителя, я помогаю ей организовать самостоятельное изучение предметов. Я не учу, она учится. Я только предлагаю, направляю, объясняю, помогаю планировать, ищу ресурсы — пособия, книги, видео, всякое в интернете. Первый человек, кому пришлось избавиться от иллюзии мама-учитель, была сама Марина. Она по школьной привычке, бывало, ждала, когда я начну ей диктовать — а теперь открой тетрадь, записывай. Не-не-не, это не тот хоумскулинг, на который я подписывалась!

В-третьих, «разборки в маленьком Токио» у нас случались и при обучении в школе, больше всего в самом начале. Потом я сказала дочери, что учеба — это ее зона ответственности, а она может ко мне обращаться, когда ей нужна помощь, и перестала парить ребенку мозги. Мари быстренько научилась зарабатывать хорошие оценки иллюстрациями к прочитанному и прочей имитацией учебной деятельности. Ну, и ко мне тоже приходила за помощью иногда. Сейчас разборки тоже бывают, но по другому поводу: когда не выполняются договоренности, когда вместо учебы мне показывают ту самую, излюбленную в школе имитацию. Далеко за примером ходить не нужно, вчера вместо решения контрольной по математике она переписала ответы из конца методички. О, я была в гневе! Не люблю, когда меня держат за дуру (предполагалось, что я не догадаюсь о списывании), не люблю, когда меня обманывают, пользуясь моим доверием, не люблю, когда впустую тратят время — свое и мое.

Еще не люблю пораженчество, когда ребенок вместо того, чтобы попытаться, сложил лапки «у меня никогда не получится! ууу!» Часть своей помогающей функции я вижу в том, чтобы разобраться почему не получается — больше полугода ушло на то, чтобы закрыть все дыры и пробелы, которые накопились за время начальной школы. Их было очень много, причем базовых вещей. Когда ребенок без малейшего понимания манипулирует цифрами, просто потому что так удобно. Если удобно разделить — делим, если не делится — умножаем и пр. Но невозможно помочь, когда помощи не просили. Когда делается видимость учебы, только отстань!

Поэтому видимость меня бесит (о чем я вчера недвусмысленно ей заявила), тем более потому, что аттестация — это честный спорт. Шансов на аттестации списать, подсмотрев у соседа, услышать подсказку при устном ответе или еще как выдать отсутствие знаний за их наличие, мягко говоря, очень мало! В этом смысле с точки зрения ребенка (по крайней мере моего) учиться дома гораздо сложнее, чем в школе. В школе из условно 50 тем на год она выбирала любимые, их готовила, тянула руку, на остальные забивала — может не спросят, в худшем случае поставят двойку, которую можно потом закрыть ответом на любимую тему, и в среднем к концу года она выходила на свои четверки-пятерки все равно. Сейчас ей нужно к концу года подготовить ВСЕ 50 тем — любимые и нелюбимые, потому что достаться может любая. А в таких предметах, как математика, в контрольной будет вообще все! Углов не срезать, как ни крутись, надо учить. С точки зрения меня, как родителя, это очень хорошо — это готовит ребенка к тому, чтобы делать что делаешь на совесть, а не для отвода глаз. К тому, что имитацией учебы к экзамену не подготовишься, а заваленный экзамен нужно пересдавать все равно. В целом, готовит к тому, чтобы нести ответственность за свои решения и свой выбор, что в жизненной перспективе гораздо важнее, чем годовые пустые пятерки в дневнике. Все это выяснение отношений требует рефлексии, времени и долгих разговоров за жизнь — о своих чувствах, о ее чувствах, о путях решения наших конфликтов, о выборе, о последствиях и т.п. Когда она училась в школе у нас не было на это ни сил, ни желания, ни времени. В итоге большой кусок воспитания оставался за бортом.

Надо сказать, что наши разборки проходят сейчас реже, чем в школьные годы, потому что у меня теперь больше терпения. Я высыпаюсь, потому что не надо подрываться утром и выскребать упирающегося всеми конечностями ребенка из постели. Я не раздражаюсь из-за бессмысленных требований учителей по всякой ерунде вроде толщины ручки или цвета тетради. Я не дергаюсь из-за каких-то разборок в классе. Я не отвлекаюсь на суету родительского комитета (а я в нем была, угу). У нас теперь только одна задача, академическая — подготовиться и сдать — без всей прочей школьной нервотрепки и шелухи. Что само по себе не такая уж тяжелая ответственность для меня, раз я и при очном обучении все равно отчасти эту ответственность несла. Теперь мне даже проще — я в курсе, что знает и чего не знает мой ребенок, не нужно исправлять косяки другого учителя, который может и старался от души, но у него не хватило на всех времени, или не раскусил, где было списано и имитация, вместо учебы. Гораздо сложнее, когда рассчитываешь, что ребенка там научили, а на самом деле пустота, опереться не на что.

Еще за себя могу сказать — мне детей не многовато. То есть мне не в тягость проводить с ними время, даже если я бы предпочла заниматься не уроками, а чем-то другим, более интересным, я не ощущаю их присутствие в моей жизни, как бремя. Не осуждаю тех, кому тяжело с детьми, они ничем не хуже меня, как родители, и не все должны быть как я-молодец. У моего среднего ребенка был между 3 и 4 годами гиперактивный период, когда его было слишком много для меня. Но эту проблему я решала не тем, что отправила его от себя подальше — по возрасту в детсад, а тем, что решала проблему своей усталости: уходила раз в неделю попить кофе с подругой и посидеть в тишине, спала, когда он спал, запиралась в ванной с книжкой, когда муж мог за ним посмотреть и дать мне перерыв. И отдельно решали проблему его гиперактивности: спортивный уголок и переезд в более просторную квартиру очень помогли. Проблема родительской (материнской чаще всего) усталости и выгорания несомненно существует. Только пока есть другие средства и способы, я буду всячески избегать решать ее путем передачи воспитания (и образования) моих детей чужим людям. Я уже говорила, что не люблю чужих тараканов, а их вечно набегает полный дом, когда ребенком занимаются посторонние и не особо близкие мне по духу и характеру люди.

С биологической точки зрения я уверена, мой организм должен иметь запас физических и психических сил, рассчитанный на то, чтобы передать потомству сумму знаний, необходимую для выживания в мире. Хотя бы потому, что человечество тысячелетия существовало и прогрессировало задолго до появления массовой школы в мире каких-то двести лет назад. Другой вопрос, что школьные требования с одной стороны парадоксально избыточны, а с другой катастрофически недостаточны для выживания. Последнее при семейном обучении как раз несложно компенсировать, а с первым приходится смириться, пока есть ФГОС.

Когда Мари проснется, спрошу ее не многовато ли ей мамы! =) Ждите апдейта.

UPDATE Мари телеграфирует: «Нет! Мамы мне не много, не мало, нормально. Реже видеть маму — меньше получать помощи.»

Текст: Оксана Туркина

Фото из личного архива автора сайта

Лицензия Creative Commons
Этот материал в доступе по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-ShareAlike» 4.0 International.

Поделиться с друзьями

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.